На главнуюНовости → Александр Бевз из НБУ о прозрачности финансового рынка и "песочнице" для разработчиков

Александр Бевз из НБУ о прозрачности финансового рынка и "песочнице" для разработчиков

26/02 2020
 Александр Бевз, директор департамента лицензирования НБУ

Он предусматривает ликвидацию Национальной комиссии по регулированию рынков финансовых услуг и распределение полномочий по регулированию финансового рынка между НБУ и Национальной комиссией по ценным бумагам и фондовому рынку (НКЦБФР).

С 1 июля 2020 года НБУ станет регулятором страховых, лизинговых, финансовых компаний, кредитных союзов, ломбардов и бюро кредитных историй. О том, каковы будут последствия для рынка, журналу "ТОП-100. Рейтинги крупнейших" рассказал директор департамента лицензирования НБУ Александр Бевз.

Александр, вы один из идеологов и авторов закона о "сплите". Как он стратегически повлияет на финансовый рынок Украины?

Закон поможет устранить дисбалансы в регулировании финансового рынка. Наиболее рисковые секторы небанковского рынка нуждаются в более глубоком регулировании и надзоре. В первую очередь речь идет о страховых компаниях и кредитных союзах. В то же время менее рисковым сегментам, таким как финансовые компании и ломбарды, стоит ждать либерализации и упрощения требований к деятельности.

Наша задача не просто изменить парадигму регулирования, а создать точки роста. Поэтому мы работаем с рынком не только над тем, чтобы прописать надзорные нормы, но и над устранением препятствий, мешающих развитию небанковского финансового сектора. Это, например, касается налоговых вопросов и различных искусственных ограничений, не несущих ценности для клиента и рынка в целом.

Компании небанковского финансового рынка в ожидании перехода функций регулятора к НБУ с 1 июля 2020 года, причем многие побаиваются ужесточения регуляторного надзора и, как следствие, чистки. Каковы главные векторы, которым будет следовать НБУ, осуществляя регулирование рынка небанковских финуслуг?

Рынок нуждается не столько в чистке, сколько в трансформации. Она будет происходить в нескольких плоскостях, и к чему это приведет — к увеличению или уменьшению количества компаний, — во многом зависит от самого рынка. Безусловно, компании, которые не занимаются реальной финансовой деятельностью, а используют свой статус для выполнения не свойственных финучреждениям операций, должны покинуть рынок.

Во многом перспективы рынка будут зависеть от его способности и желания развиваться. НБУ не будет заниматься прореживанием игроков рынка, а сделает несколько простых вещей: установит понятные и четкие правила игры, потребует их исполнения, будет стимулировать компании к тому, чтобы они имели понятную и прозрачную бизнес-модель.

Рынок нуждается не столько в чистке, сколько в трансформации. Она будет происходить в нескольких плоскостях, и к чему это приведет — к увеличению или уменьшению количества компаний, — во многом зависит от самого рынка.

Сложности могут возникнуть на третьем этапе. Сейчас мы видим отсутствие у многих игроков видения собственного места на рынке и направлений для развития. От проактивности, улавливания трендов, пластичности и гибкости финансовых компаний во многом зависит их будущее. Словом, чистки не будет при исполнении компаниями тех базовых прозрачных регуляторных требований, которые мы устанавливаем. Они довольно понятны и просты.

Какие требования установит НБУ к компаниям небанковского финансового сектора и в чем возможна либерализация рынка?

Есть несколько базовых норм, которые будут касаться всех небанковских финансовых учреждений. Это прозрачная структура собственности, соблюдение законодательства о финансовом мониторинге и четкое видение собственной стратегии развития. Остальные требования будут пропорциональны степени риска отдельных сегментов рынка.

Вообще, пропорциональность — ключевой лозунг этой реформы. Финансовый рынок можно поделить на три сегмента: банки, страховые компании и другие финучреждения (ломбарды, лизинговые и факторинговые компании). Третья группа, а она наиболее многочисленна, насчитывает более 1000 компаний. Они работают на собственном капитале и не создают риска для вкладчиков или других кредиторов. Этот сегмент нуждается в минимальном надзоре. Для них главным требованием будет соблюдение прав потребителей и добросовестное рыночное поведение. Более того, этим компаниям нужно создавать возможности для роста, ведь они могли бы увеличить уровень проникновения финуслуг, покрыв те слои населения, которые не охвачены банковскими продуктами.

Один из ключевых вопросов для этих компаний — возможность привлекать внешнее финансирование. Сейчас они развиваются исключительно на средства акционеров. Мы не говорим, что такие компании смогут привлекать депозиты, но они должны иметь возможность привлекать средства институциональных инвесторов.

Насколько остро сейчас стоит вопрос прозрачности собственности и работы небанковских финансовых компаний?

Прозрачность структуры собственности — универсальное требование ко всем игрокам финансового рынка. Ранее в этом направлении большая работа была проведена в банковском секторе, где в 2015 году непрозрачную структуру собственности имели более 40% банков. Теперь то же предстоит сделать и в небанковском сегменте.

Прозрачность структуры собственности — это репутационная составляющая. Она позволяет регулятору напрямую коммуницировать с собственниками компаний, но куда в большей степени прозрачность нужна самим игрокам рынка, чтобы повысить доверие со стороны клиентов.

Какие меры для повышения защиты прав потребителей финансовых услуг предпринимает НБУ?

С 19 января 2020 года вступил в силу закон о защите прав потребителей финансовых услуг. Ключевое требование — полноценное и достоверное раскрытие банками информации о финансовой услуге, ведь защита прав потребителя начинается тогда, когда он делает осознанный выбор. Основные процессы, которые сейчас происходят в банковском секторе, касаются приведения маркетинговых продуктов и рекламных материалов в соответствие с новыми требованиями законодательства. Это же ждет и небанковский сектор, после того как НБУ получит мандат регулятора с 1 июля 2020 года.

Есть и другие составляющие защиты прав потребителей. Одна из стратегических целей НБУ — повышение финансовой инклюзии, то есть доступности финансовых услуг как можно большим категориям населения, включая маломобильные группы. Финансовая инклюзия способствует экономическому росту. В этом направлении мы будем работать пропорционально возможностям компаний.

Какие подходы к лицензированию небанковских финансовых организаций сейчас разрабатывает НБУ?

Трансформация лицензирования зависит от принятия парламентом дальнейших законодательных инициатив для небанковского финансового рынка, предложения к которым сейчас находятся на финальном этапе разработки. Первое ключевое изменение — мы намерены существенно трансформировать подход к лицензированию. Сегодня финансовые компании получают отдельные лицензии на каждую услугу. Мы же хотим, применяя в своем надзоре подход анализа бизнес-модели, сделать так, чтобы компания, предоставляющая несколько услуг, получала одну лицензию, которая бы охватывала все необходимые ей виды деятельности.

Во-вторых, планируется устранение двухстадийной процедуры выхода компании на рынок. Сегодня финансовая компания сначала регистрируется и только затем получает лицензию. Следует объединить это в одну процедуру — процедуру выдачи лицензии, а внесение в реестр должно носить технический характер. В-третьих, будут трансформированы лицензионные критерии. Они будут упрощены для компаний нерисковых сегментов рынка и, соответственно, ужесточены для рисковых сегментов. При этом НБУ не будет перелицензировать действующие компании, они автоматически получат лицензии на замену действующим.

Кроме того, для многих нерисковых компаний мы откажемся от чрезмерных ограничителей, пересмотрев, в частности, требования к капиталу. А еще качественно улучшим коммуникацию. У рынка должна быть возможность напрямую общаться с регулятором. На сайте НБУ уже запущена форма обратной связи, а в будущем будет разработан формат регулярной офлайн-коммуникации.

Вы работаете над новым законом о финансовых услугах. Какие изменения планируются?

Здесь важно понимать, как будет реализован критерий пропорциональности надзора. Иными словами, компании, представляющие минимальный риск, должны находиться под минимальным надзором. И это должно найти отражение в законе. Будет существенно трансформирован подход к инспекционным проверкам. В НБУ мы не видим большого смысла в регулярных плановых проверках, если отсутствуют факторы, требующие проверки.

Вообще, закон о финансовых услугах будет рамочным, устанавливая высокоуровневую парадигму регулирования для всех финансовых компаний. А детальные нормы, включая упомянутую трансформацию подходов к лицензированию, найдут отражение в отраслевых законах.

В числе таких отраслевых законов новый закон о страховании. Каковы особенности разрабатываемого законопроекта?

Страхование — один из ключевых сегментов финансового рынка. Печально осознавать, что в Украине страхование в силу многих факторов не является драйвером долгосрочного экономического развития, как это происходит во всем цивилизованном мире. Страхование — финансовый инструмент, который позволяет управлять рисками, создавать долгосрочную стратегию инвестирования и сохранять активы, которыми владеют бизнес и граждане. Ни бизнес, ни население до конца не понимают ценности страховых продуктов, поэтому новый закон призван трансформировать модель регулирования и надзора, чтобы устранить препятствия для развития страхового рынка.

Какие ключевые новшества в сфере страхования предлагается ввести?

Ключевые изменения — отказ от подхода лицензирования отдельных видов страхования. Мы хотим внедрить учрежденную европейскими директивами модель страхования групп или классов рисков. В зависимости от класса риска выстраивается бизнес-модель, повышается или понижается риск-профиль компании и применяется соответствующий надзор.

Второе новшество — отказ от огромного перечня обязательных видов страхования, многие из которых не работают. Обязательными должны остаться лишь те виды страхования, которые несут социальную нагрузку, как, например, автогражданская ответственность. Их не должно быть несколько десятков, как сейчас.

Третье новшество — корпоративное управление. Оно включает взаимоотношение органов управления собственников, систему оценки рисков и внутреннего контроля. В Украине корпоративное управление развито преимущественно в тех компаниях, которые входят в международные страховые группы. Мы будем требовать пропорционально (не от всех и не в полном объеме) качественного корпоративного управления и системы управления рисками.

Наконец, необходимо сделать более цивилизованным процесс выхода страховых компаний с рынка. В отличие от банков они уходят тихо вместе с деньгами клиентов, ведь государство не устанавливает гарантий защиты клиентов, нет фонда гарантирования. Безусловно, мы не готовы сегодня же внедрять фонд гарантирования для страховых компаний, хотя в среднесрочной перспективе задекларировали гарантирование вкладов в сегменте страхования жизни. Тем не менее, необходимо разработать адекватный институт передачи страхового портфеля и нормальные инструменты санации.

В каком состоянии разработанный проект нового закона о финансовом лизинге?

Новая редакция закона о финансовом лизинге была разработана еще до принятия закона о "сплите", сейчас он находится на рассмотрении в парламенте. Обозначенные в законопроекте изменения касаются не столько деятельности лизинговых компаний, сколько самой услуги финансового лизинга и договорных отношений. Это полезный финансовый инструмент, который во многих отраслях экономики, например, в сельском хозяйстве или медицине, может помочь развитию бизнеса. Поэтому мы будем всячески поддерживать эту отрасль и стремиться к устранению ограничений, в том числе налоговых. В частности, в конце декабря 2019 года парламент принял закон об устранении дискриминационных норм в налогообложении в сфере финансового лизинга.

В будущем в структуре НБУ планируют создать Sandbox для стимулирования развития финтех-компаний. Какие возможности появятся у разработчиков и как это повлияет на финансовый рынок в долгосрочной перспективе?

Sandbox — это закрытое пространство, где разработчики тех или иных финансовых продуктов могут их тестировать без риска для широкого пула клиентов. Эта площадка необходима, чтобы регулятор смог убедиться в работоспособности и безопасности продукта, а разработчики сделали для себя вывод о перспективности дальнейших инвестиций.

Это позволит НБУ стать проактивным регулятором, который не только осуществляет надзор, но и стимулирует развитие рынка. В этом направлении мы двигаемся постепенно и для начала создали экспертный совет по инновациям, на суд которого любой разработчик или финансовая компания могут представить свой новый продукт. В течение прошлого года мы получили около 10 заявок. Многие препятствия, мешающие внедрению этих продуктов, будут устранены новыми законами. Например, одно из таких новшеств — так называемый open banking, когда банки или финансовые компании обязаны открывать данные в формате API для доступа других финучреждений по разрешению клиента, что существенно упрощает клиентам управление финансовыми ресурсами.

Какие законодательные инициативы НБУ в сфере небанковского финансового сектора в ближайшем будущем найдут отражение в подзаконных актах или законопроектах?

Сегодня небанковский финансовый сектор регулируется сводом примерно из 200 документов. Значительная их часть подлежит отмене в силу того, что они устарели или фактически неприменимы. Поэтому мы провели инвентаризацию нормативной базы. По каждому документу определен порядок необходимой работы. Главный вектор оптимизации — дать рынку консолидированные и более понятные для восприятия нормативные акты. Появятся документы, которые покрывают весь жизненный цикл финансового учреждения. Например, "Положение о лицензировании небанковских компаний" охватит не только выдачу лицензий, а и корпоративное управление, требования к менеджменту, открытие обособленных подразделений, согласование смены контроля над компанией и т. д.

Как изменится структура НБУ в связи с переходом к нему функции регулятора небанковского финансового сектора?

В структуре НБУ появятся два новых департамента: департамент методологии небанковских учреждений, который займется разработкой и оптимизацией тематической нормативной базы, и департамент надзора за страховым рынком, требующим отдельного внимания в силу своей высокой рисковости. По другим рынкам функции будут разделены между существующими подразделениями.

Рамочный закон о финансовых услугах, секторальные законы, детализация требований регулятора в подзаконных актах… По вашему мнению, сколько времени займет начатая системная трансформация финансового рынка Украины?

Мы надеемся, что все ключевые законы будут приняты до осени 2020 года. После этого наступит адаптационный период. Это отображено в нашей дорожной карте "сплита", где зафиксировано, что этот год будет годом перехода, а следующий годом адаптации. Мы рассчитываем, что в 2021-м рынок уже будет привыкать к новым правилам, а мы будем постепенно вместе с компаниями имплементировать новое законодательство. Таким образом, новая парадигма финансового рынка Украины станет полноценной к началу 2022 года.

АВТОР: Вадим Добровольский

https://delo.ua/business/aleksandr-bevz-iz-nbu-o-prozrachnosti-finansovog-365172/?fbclid=IwAR1bKXr_TX-a_NJKBBeBakVMeMVwwZM9vOJ6j3p3cfHnC-47zXgRpvqmGz8

 



График мероприятий
БАНКИ СНГ, Балтии, Грузии
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

тел.: (044) 393-04-03 (067) 501-01-66 (050) 523-56-46
e-mail:
bank@banksinfo.kiev.ua
Сайт :
www.DC.banksinfo.kiev.ua
Официальный сайт:
www.banksinfo.kiev.ua
Страница Facebook:
www.facebook.com/bankir.magazine
Юридическая поддержка