На главнуюВыпуски журнала → Владимир Стельмах: «4,85 грн/$ — наиболее оптимальный курс на текущий момент»

Владимир Стельмах: «4,85 грн/$ — наиболее оптимальный курс на текущий момент»

Владимир Семенович, чем было вызвано решение Нацбанка о снижении официального курса гривни с отметки в 5,05 грн/$?

— Это совершенно нормальная практика: как только появляется курсовой перекос, мы должны принимать адекватные решения. Начиная с марта 2008 г., такой перекос необычайно усилился — рыночный курс гривни к доллару докатился до отметки 4,4 грн/$, а официальный — оставался на уровне 5,05 грн/$. Это не что иное, как дополнительная фискальная нагрузка на бизнес. И именно ликвидация этой разницы и вылилась в укрепление национальной валюты.

 

Практически сразу начались разговоры о потерях населения от курсовой коррекции…

— Здесь главное правильно расставить акценты. Для этого нужно изучить последние статистические данные по работе банковской системы: сейчас физлица имеют на своих счетах депозиты в инвалюте на эквивалент 70,75 млрд грн. При ревальвации в 4% они потеряли 2,82 млрд грн. Кстати, сразу хочу обратить внимание — это относительные потери. Ведь как бы там ни было, но те, кто вложил средства в долларах, все равно по окончании срока действия депозитного договора получат свои доллары, причем с процентами, которые, как мы узнали после опроса банков, составят не менее 8% годовых, и если мы вычтем 4% ревальвации, то не сможем говорить о повальных потерях населения.

А теперь давайте посмотрим на другую часть граждан — заемщиков, прокредитовавшихся в американской валюте: таких займов было выдано на эквивалент 113,9 млн грн. Так что украинцы смогли сэкономить на их выплатах 4,55 млрд грн. Еще больше от укрепления гривни выиграл отечественный бизнес, который выплатит по валютным кредитам на 5,2 млрд грн меньше положенного (при общих объемам кредитования СКВ в 131,1 млрд грн). Для сравнения — потери юридических лиц, у которых есть вклады в инвалюте, составляют лишь 1,26 млрд грн (объем валютных вкладов — 31,5 млрд грн). Можно пройтись и по другим позициям. Так, укрепление нацвалюты вызвало удешевление заграничных заимствований для коммерческих банков (при общих объемах привлечений в 135,3 млрд грн) и бизнес-структур (135,8 млрд грн) на 5,4 млрд грн. Правительство сэкономило 3,6 млрд грн, уменьшив дефицит бюджета, а Нацбанк, который многие сегодня критикуют, — лишь 0,06 млрд грн.

 

Нельзя забывать и о населении, которое регулярно приобретает доллары для заграничных поездок: оно сможет потратить на них на 0,8 млрд грн меньше, чем ранее. Как ситуация на валютном рынке отразилась на росте инфляции?

— Мы считаем, что укрепление гривни даст возможность предотвратить рост цен. Ведь разница между официальным и реальным курсом — это не что иное, как дополнительный налог, который ложится на плечи отечественного производителя и который закладывают в цены на товары и, соответственно, перекладывают на население. В результате мы имеем рост инфляции, как минимум, на дополнительные 3-4%. Вот и посчитаем: планируемые денежные доходы населения в 2008 г. составляют 835 млрд грн, а значит, его покупательная способность благодаря ревальвации вырастет на 25,1 млрд грн (это — пресловутые 3%). Депозитные вложения населения сохранят свою покупательную способность на 5,5 млрд грн, бизнеса — на 3,9 млрд грн, наличность в обороте — на 4,1 млрд грн. Поэтому-то мы и утверждаем: если посмотреть на проблему со всех сторон, становится понятным, что укрепление гривни полезно для всех. На наш взгляд, сегодняшним врагом номер один является инфляция. Так что главное преимущество для нас — ее сдерживание. Если мы не станем этого делать, то те же 3% сразу превратятся в 4-5%. И тогда придется говорить о потерях доходов населения.

 

Сказались ли на инфляции правительственные выплаты по 1 тыс. грн?

— Выплата компенсаций по вкладам бывшего Сбербанка СССР входит в общие выплаты бюджета. В первом квартале бюджетные расходы были очень существенными — заметно больше, чем за аналогичный период 2007 г. И, безусловно, расчеты показывают, что выплаты украинцам по 1 тыс. грн повлекли более интенсивный рост цен. Данную ситуацию можно сравнить с той, которая сложилась в 2000 г., когда мы погашали задолженность по пенсиям и зарплатам. Но тогда население около 60% этих выплат вкладывало в банки, а сейчас этого практически не наблюдается — как правило, средства тут же тратятся.

 

Какие были основания у Нацбанка для укрепления курса гривни?

— Их несколько. В первую очередь, позитивный платежный баланс, причем текущий счет (экспорт/импорт товаров и услуг) складывался позитивно не каждый год. Были периоды, когда сальдо текущего счета было отрицательным, но за счет инвестиций, доходов, получаемых из-за границы (в том числе и от гастарбайтеров), сальдо финансового счета всегда выходило позитивным. Другой важный показатель, на который мы опирались при укреплении гривни, — это активный рост золотовалютных резервов Нацбанка: сегодня они составляют около 4 месяцев импорта при требовании в мировой практике — 3 месяца импорта. И третий показатель — госбюджет: с 2004 г. он был либо профицитным, либо умеренным. К тому же имеем внешний долг, уменьшавшийся из года в год, — с 19,3 млрд грн в 2004 г. до 10,1 млрд грн в 2008 г., а также растущие темпы роста промышленного производства, ВВП, численности активного населения и повышение эффективности труда. Так что в целом оснований было более чем достаточно. И хотя нас в этом и упрекают, однако сразу скажу: мы не можем заранее объявлять об укреплении нацвалюты, уведомляя население и бизнес. В противном случае мы спровоцируем появление такого объема спекулятивного капитала или «горячих» денег в стране, что потеряем все достижения от ревальвации.

 

Какой должна быть валютная модель для нашего рынка?

— Теорий множество: это таргетирование инфляции, плавающий курс, его гибкость и волатильность. Если, допустим, ввести таргетирование инфляции, то оно будет несовместимо с двумя вопросами в валютной политике. Первый — становление ориентира — официального курса, который должен быть рыночным. Второй — для установления объективного курса необходимо, чтобы Нацбанк участвовал в работе валютного рынка. Для примера, в Польше центробанк, дабы не провоцировать рост инфляции, не играет на валютном рынке и не выкупает избыток валюты.

Существует активная и пассивная монетарная политика центробанка. При активной он рефинансирует коммерческие банки, а те, в свою очередь, кредитуют экономику. Пассивная же сводится к выкупу им избытка валюты на межбанковском рынке. Нам следует переходить к активной позиции. Что касается нашей страны, то гибкость валютного курса должен устанавливать рынок. Если за границей не станет зависать валютная выручка и над экономикой не будут тяготеть другие негативные факторы, то курс будет колебаться совсем незначительно, и это совершенно нормально. Например, курс доллар/евро колеблется каждый день, но лишь в рамках 1-1,5%. Другое дело, если в Украину хлынут так называемые «горячие» капиталы, основная задача которых — заработки на курсовых колебаниях. В таком случае Нацбанку нужно будет принять меры: нам придется думать, как бронировать ресурсы или даже вводить отрицательные проценты по вложениям, чтобы сюда не лились инвестиции такого свойства.

 

Собирается ли Нацбанк отказаться от официального курса гривни как такового?

— Официальный курс есть и будет, поскольку он — один из индикаторов налоговой нагрузки на бизнес и население. Но главная его цель — быть сберегательным для бизнеса, то есть максимально приближенным к обменному рыночному. А тот необходимо устанавливать на основе роста экономики и финансовых возможностей наших предприятий. Мы оценивали ситуацию с учетом того, что у нас есть краткосрочный капитал — 3–6 месяцев, поэтому и решили: не весь курсовой перекос зафиксировать в официальном курсе, а зафиксировать его сразу на отметке 4,85 грн/$. Я не думаю, что данный курс — конечный. Ведь ситуация постоянно меняется, и бывают дисбалансы, следовательно, возможны колебания. Другой вопрос — насколько серьезными они будут. Мы считаем, что 4,85 грн/$ — наиболее оптимальный курс на текущий момент в нынешних экономических реалиях.

Сегодняшняя ситуация коренным образом отличается от того, что мы наблюдали четыре года назад. В 2004 г. действительно была ревальвация (с 5,3 до 5,05 грн/$): официальный курс опустился вместе с обменным, и стояла цель уменьшить инфляцию с 12,4% до однозначной цифры. И это сыграло свою роль, ведь в 2005 г. инфляция составила 9,6% при достаточно высоких социальных стандартах. Сейчас же нельзя говорить о ревальвации в буквальном значении этого слова — это лишь курсовая коррекция, имеющая под собой фундаментальные экономические причины. Ведь в экономику страны осуществляются серьезные вливания иностранной валюты исходя из того, что у нас из года в год позитивный платежный баланс и прочие подвижки в экономике.

 

Насколько целесообразно, по Вашему мнению, изменение в 2008 г. курсового коридора, устанавливаемого Советом Нацбанка?

— Поскольку Совет предусматривает коридор прогнозного обменного курса, то он должен оценить, насколько изменение официального курса объективно и фундаментально, и сделать выводы: менять ли ему курсовой коридор либо оставить на нынешних позициях. Они работают и взвешивают все факторы. Я не участвую в рабочей группе лично, так что нам остается лишь ждать ее итогов. Но объективность показывает, что будет изменение коридора. Хотел бы сказать главное: НБУ считает, что давать курсовые ориентиры, особенно обменного рыночного курса, — это неблагодарное дело, ведь курс меняется ежедневно. Но если отклонения будут не более чем 1-2%, то можно будет ориентироваться. На сегодня при расчете официального курса ядром является среднее значение на рынке. За основу все равно берется рыночный курс — он в расчете официального может достигать 60%. Дальше идет накладывание разных показателей, поэтому может быть несколько вариантов. Чтобы делать прикидки, необходимо оперировать прогнозными показателями на этот год. По нашим данным, счет текущих операций составит минус $10,7 млрд, а счет капитальных и финансовых операций — плюс $16 млрд, таким образом, сведенное сальдо по результатам года будет положительным — $5,3 млрд. По результатам работы за первый квартал счет текущих операций был на уровне минус $5,4 млрд, а капитальных и финансовых операций — плюс $5,8 млрд. По сведенному балансу мы в плюсе — $0,4 млрд.

 

Как Вы оцениваете законодательные инициативы некоторых народных депутатов, которые хотят передать от Нацбанка правительству право устанавливать официальный курс гривни?

— Существуют процессы, которые складываются опираясь на мировую практику, а не наобум. На заседаниях парламента можно выносить все что угодно, но есть и Президент, который разберется с этим вопросом. Опять же, здоровые политические силы, адекватно оценивающие ситуацию, мы видим и в Верховной Раде. Сама же идея передела сфер влияния просто раскручивается политиками. Им нужно четко уяснить, что официальный курс — один из видов налога, а значит, если отдать его правительству, то у кого-то может появиться соблазн еще и отсюда черпать доходы. Именно потому он и отнесен по закону к компетенции Национального банка — как незаинтересованной структуре, которая не хочет зарабатывать на бизнесе.

 

Планирует ли Нацбанк в ближайшее время корректировать не только курс, но и правила работы на валютном рынке?

— Если мы говорим, что официальный курс должен быть щадящим, то должны соответствующим образом организовывать и межбанковский рынок, чтобы там наиболее объективно определялся рыночный обменный курс, являющийся ядром официального. Да, мы будем менять правила и вводить так называемый прямой межбанковский валютный рынок. Когда во время финансового кризиса 1998 г. закрывалась валютная площадка Межбанковской валютной биржи, у нас коренным образом были изменены правила. И сейчас действует по сути 178 валютных рынков (по числу банков в стране), поскольку у каждого банка сначала операции по купле/продаже инвалюты осуществляются внутри, и только затем каждый из них выходит с сальдо на межбанковский рынок. Другая практика предусматривается постановлением, которое мы сейчас подаем на регистрацию в Минюст. В нем идет речь о прямом рынке: банк должен подать заявку клиента в полной сумме (с указанной в ней ценой), но накануне не сводить внутри банка покупателей и продавцов СКВ, а вынести все на межбанк. Таким образом, сразу станет определяться спрос и предложение инвалюты в стране и будет обуславливаться обменный рыночный курс. К тому же новыми правилами мы собираемся расширять валютную сессию до 17.00, а также переводить работу в режим онлайн, то есть в круглосуточный. Операции, осуществляемые после 17.00, будут закрываться по балансу уже на следующий день. Мы надеемся, это позволит наиболее точно определить реальный обменный курс.

Беседовала Елена МЫСЕНКО
27.06.2008

 
БАНКИ СНГ, Балтии, Грузии
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

тел.:       (044) 393-04-03
              (067) 501-01-66
              (050) 523-56-46

e-mail: bank@banksinfo.kiev.ua

Юридическая поддержка