На главнуюВыпуски журнала → Владимир СТЕЛЬМАХ: «После кризиса банковскую систему Украины ожидают очищение и подъем»

Владимир СТЕЛЬМАХ: «После кризиса банковскую систему Украины ожидают очищение и подъем»

Владимир Семенович, собирается ли НБУ выходить на наличный валютный рынок?
— Несомненно, Нацбанк будет поддерживать наличный курс. Мы рассматриваем вариант интервенции через так называемых дистрибьюторов. Я имею в виду четыре банка, которые взялись обеспечивать банковскую систему Украины наличностью. Кстати, в мире сейчас обострилась проблема дефицита наличности, и нашим банкам устанавливают на нее лимиты. Разумеется, можно было пойти на продажу иностранной наличности всем банкам без ограничений, но мы все же решили остановиться на дистрибьюторах и работать в рамках целевых интервенций. С банками будем работать, исходя из их финансо­вых показателей (размера капитала и прочее). Что до объема продаж, то он будет регулироваться текущей ликвидностью рынка.

Однако когда речь заходит о работе лишь с из­бранными финучреждениями, тут же начинаются разговоры о некорректности Центробанка…
— Как раз нет. Это банки во многих случаях ведут себя некорректно, и это наиболее видно по большим покупателям и продавцам валюты. Задача НБУ — не гарантировать прибыль для банков, а обеспечить стабильную работу всей системы.

Видите ли вы сегодня перспективу продажи «Пром­инвестбанка» российским инвесторам?
— У «Проминвестбанка» такие же перспективы быть проданным российским инвесторам, как и украинским или другим иностранным. Для нас, как для регулятора, главное, чтобы в банк были заведены капиталы, которые помогли бы полностью стабилизировать его работу. Что до инвесторов, то могу сказать, что равные права имеют все: приоритет получит тот, кто гарантирует вливание максимального объема капитала. Мы особенно заинтересованы в этом, поскольку дали банку серьезное рефинансирование. Еще, правда, приоритет может иметь правительство, но это уже будет политическое решение, которое должно закрепляться законодательно.
Вообще, считаю, что «Проминвестбанк» может быть интересен любому инвестору. Главная же проблема банка — дефицит текущей ликвидности. Когда Председатель Правления ПИБа Владимир Матвиенко объявил, что хочет увеличить капитал банка (практически взял на себя выкуп эмиссии), началась рейдерская атака. Это были действия миноритарных акционеров, которых, по словам г-на Матвиенко, насчитывалось всего 54 тыс. человек. Как только активизировались рейдеры, начался отток вкладов, и имен-но из-за этого возникли проблемы у ПИБа. Активы-то у него хорошие, и выдавал он надежные кредиты.

Как вы относитесь к накопительным депозитам, которые активно продвигали как «Проминвестбанк», так и ряд других финучреждений?
— Я не знаю, что такое накопительные депозиты. Есть срочные вклады и вклады до востребования. Дальше идет фальсификация отчетности — самое страшное, что может происходить в банковской системе. Чтобы правильно и рачительно велось банковское дело, не нужно забывать о золотом правиле банковской деятельности: на какой срок вы привлекли средства, на такой вы можете их разместить. Второе правило касается валютной составляющей: в какой валюте привлекли ресурсы, в такой их необходимо размещать. Могу вас уверить, что Нацбанк будет сейчас проверять выполнение этих правил. В систему уже пошла телеграмма, которая обязала банки привести бухгалтерскую и статическую отчетность в соответствие с ними.
Безусловно, такая перестройка требует времени. Мы это понимаем. Сейчас банкам придется взять обязательства по перестройке своих пассивов по новым стандартам. Если они не выполнят взятые на себя обязательства, то мы либо станем насчитывать резервы на объем неправильно классифицированных пассивов, либо будем на эту сумму уменьшать ка­питал. А уменьшение капитала, как известно, выли­вается в сворачивание активных операций. Пока же мы понимаем, что подобная перестройка требует поддержки, а потому готовы предоставлять банкам рефинансирование.

Каковы основные причины нынешнего роста курса доллара?
— Полагаю, на первое место стоит поставить девальвационные ожидания. Ведь даже при уменьшении объемов экспорта у нас позитивный платежный баланс. Опять же, принимая во внимание снижение объемов валютных поступлений в страну, мы подкрепляли валютный рынок. В то же время не рас­считывали на атаки валютных спекулянтов. Сейчас же сложилась довольно странная ситуация: валютные авуары банков с января выросли более чем на $1,5 млрд, и выходит, что ряд предприятий, у которых нет острой потребности в гривне (либо она невелика), просто «сидят на валюте». Нужды продать доллары быстро у них нет, а потому они требуют от банков вы­ставлять высокие котировки. Повлиять на предприятия мы не можем, поскольку в стране отменены требования по обязательной продаже инвалюты.
Кроме того, на курс влияет отток вкладов, за которые приобретается инвалюта. Ведь мораторий распространяется только на досрочное изъятие депозитов, а если наступает срок вклада либо счет открыт до востребования, то с него средства выдают. Только за 20 дней октября объемы вкладов населения в банковской системе упали на 17,6 млрд грн. Эти средства ушли в наличность, а та пошла на валютный рынок.

Какие меры в связи с этим собирается предпринимать Нацбанк?
— Поскольку сегодня остро встала проблема доверия к банковской системе, мы собираемся выйти на рынок с продажей своих депозитных сертификатов для населения и привлекать как валютную, так и гривневую наличность. Продавать эти ценные бумаги будут уполномоченные банки, у которых будет выбор: оставлять вырученные от продажи сертификатов средства себе в качестве рефинансирования Нацбанка либо возвращать их нам. В таком случае мы будем выдавать их в ви­де рефинансирования другим банкам. По сертификатам будут предоставляться государственные гарантии.
Наша задача — чтобы изъятие средств из банков не спровоцировало коллапс платежей. Если перестанут идти платежи — это будет проблема. Поэтому сейчас, более чем когда бы то ни было, мы сделали интенсивным свое рефинансирование. Деньги в экономике должны быть.

В каком объеме НБУ планирует осуществить эмиссию своих сертификатов?
— Оптимально, чтобы доля наличности в денежной массе страны не превышала 25—27%. Сейчас в Украине она превышает 32%. В первую очередь, за счет оттока вкладов населения с банковских счетов. Эти изъятия мы и собираемся покрыть.

Сколько денег банкам придется в этом году ­перечислить за границу для погашения внешних ­заимствований?
— На этот счет есть разночтения, поскольку ряду банков удается рефинансировать свои выплаты: они получают новые кредиты, как правило, у своих ма­теринских структур за границей и за счет них гасят свою внешнюю задолженность. Для этих нужд, по ­нашим оценкам, они уже привлекли из-за рубежа $1 млрд. Поэтому реально по внешним заимствованиям до конца 2008 года будет выплачено около $4 млрд.

Как может измениться ситуация на внутреннем кредитном рынке, особенно в условиях снижения уровня доверия банков друг к другу?
— Внутренние межбанковские заимствования не такие уж и большие. В докризисный период они составляли около 50 млрд грн, сейчас уменьшились только на 9 млрд грн. При том, что 95% всех этих средств — ничто иное, как выдача кредитов связанным лицам, которая, как известно, находится под особым контролем. Все происходит достаточно просто. Как только банку необходимо предоставить кредит связанному лицу, он, если выходит за лимиты по таким операциям, обращается к другим банкам. Размещает у них депозит либо оформляет кредит, и те обслуживают необходимые предприятия либо физлиц.
Так что ничего страшного в нынешнем уменьшении кредитных лимитов на межбанковском рынке я не вижу. Реальных межбанковских кредитов очень мало. Намного страшнее было, когда по карточкам «Проминвестбанка» не хотели выдавать наличность в банкоматах других банков и закрывали лимиты на него. Но мы поручились за ПИБ, пообещали, что он вернет средства: временный администратор оперативно возвращал все, что тратилось на держателей карточек «Проминвестбанка». Сред­ства предоставлялись как наличные, так и безналичные.

Насколько острыми сегодня являются противоречия между Советом и Правлением Нацбанка?
— Проблем нет, если Совет действует в рамках действующего законодательства. Но когда в него попадают люди, которые отстаивают не интересы общества, как это должно быть, а лишь отдельных отраслей экономики или хуже того — конкретных предприятий, тогда возникает конфликт. И тогда говорю: «Стоп, это не ваши функции. Решайте свои проблемы самостоятельно и не ­втягивайте в это Нацбанк». Работать необходимо в соответствии с действующим законодательством. По закону, Совет может давать нам рекомендации по определенным вопросам, мы рассматриваем их и, если они разумные, учитываем при принятии своих решений.

Как бы Вы оценили нынешнее состояние отечественной банковской системы?
— Общее состояние нашей банковской системы намного лучше, чем на Западе. Если мы посмотрим, сколько предоставили помощи финучреждениям другие страны и отнесем это к ВВП, после чего сравним с тем, что дал Нацбанк (правительство еще ничего не делало в данном направлении), то поймем, что это не серьезные проблемы. А все потому, что у нас нет инновационных инструментов виртуального характера — я имею в виду дерривативы, хеджирование и прочее. И именно это нас спасло, хотя мы и имеем определенный портфель некачественных кредитов.

Как долго, с Вашей точки зрения, может продлиться нынешний кризис?
— Если посмотреть на локальные кризисы — 1998 и 2002 годов, то нынешний кризис сильнее и масштабнее. Хорошо, что все поняли: банковскую систему погубить нельзя, иначе погибнет вся экономика. Все завязано на банках, они —локомотивы экономики. Их спасение дает нам возможность говорить о том, что кризис не будет длиться долго. А после кризиса банковскую систему Украины ожидает очищение и подъем.

Беседовала Елена МЫСЕНКО

 
БАНКИ СНГ, Балтии, Грузии
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

тел.:       (044) 393-04-03
              (067) 501-01-66
              (050) 523-56-46

e-mail: bank@banksinfo.kiev.ua

Юридическая поддержка