На главнуюВыпуски журнала → Владимир Стельмах: я хочу работать с теми кадрами, которых я знаю

Владимир Стельмах: я хочу работать с теми кадрами, которых я знаю

Какие бы Вы определили приори теты развития банковской системы в текущем году?

 

– Из задач, поставленных Президентом, я бы выделил две. Первая – получение Украиной статуса страны с рыночной экономикой, вторая – вступление во Всемирную торговую организацию (ВТО). Это действительно ставит серьезные цели перед всей банковской системой. В этом контексте я бы обратил внимание и на следующее: по результатам работы в 2004 году балансовый капитал украинских банков составил около 5,4% ВВП. Если же учесть, что у нас 55% ВВП находится в тени, то показатель капитализации и того меньше.

   Такое положение не может обеспечить адекватное функционирование экономики, тем более – ее  дальнейший интенсивный рост. Ведь обещанные социальные стандарты требуют, чтобы наша экономика развивалась интенсивно и обеспечивала финансовую стабильность. Поэтому перед банками стоит задача решить проблему их недостаточного развития в связи с низкой капитализацией. После вступления во ВТО при низкой капитализации мы не будем конкурентоспособными с иностранными банками.

 

Вы полагаете, что со вступлением во ВТО встанет вопрос прироста иностранного банковского капитала в стране?

 

– Да, иностранный капитал непременно пойдет в Украину, и в банковскую систему в том числе. Сегодня он составляет порядка 13%. Этого недостаточно. Я думаю, что с приходом иностранных денег существенно усилится конкуренция как среди банков с зарубежным капиталом, так и между украинскими банками. Но здесь есть и положительный аспект, поскольку все знают: когда приходит иностранный инвестор, он хочет, чтобы и банковский сервис в купленных им банках был не хуже, чем в той стране, из которой он пришел.

 

Будет ли решен вопрос об откры тии филиалов иностранных банков?

 

– Со вступлением Украины во ВТО иностранцам открывать свои отделения и филиалы у нас будет позволено законодательством. Но надо оговорить еще и следующее: находясь в нашей стране, они так же, как и наши банки, будут брать на себя адекватную ответственность. Поэтому возможности для работы у них будут не лучше и не хуже, чем у наших банков.

 

Какие решения проблемы капитализации, на Ваш взгляд, существуют на сегодняшний день?

 

– Мы видим, что наращивание капиталов за счет прибылей и дополнительных взносов акционеров происходит очень медленно. Наша банковская система очень затратная, поэтому наращивание прибылей не позволяет активизировать процесс роста капитала. Но есть и другой путь, который сулит успех на пути наращивания банками своих капиталов. Я имею в виду случаи, когда банки капитализируются не только его акционерами, но и обществом, которое понимает их значение.

   Однако для этого также необходимо создать условия. Ведь ныне порядка 90% банков – это акционерные общества открытого типа, но их акции нигде не котируются. Это общая проблема – фондовый рынок у нас развит очень слабо. Если бы банки осуществляли наращивание своего капитала в открытой форме, то этот процесс был бы значительно ускорен. Поэтому мы хотим сформировать законодательную базу таким образом, чтобы закрытые банки стали открытыми как по своей организационной форме, так и по предоставлению информации о настоящих собственниках. Мы намерены выходить с соответствующими законодательными инициативами.

 

Собирается ли Нацбанк и дальше  выступать за слияние и объединение банковских учреждений, что также помогло бы в решении проблемы наращивания капитала?

 

– Никто не будет искусственно ограничивать в работе те или иные банки. Как говорил С. Михалков, «мамы всякие нужны, мамы всякие важны». Мы исходим из следующего принципа: если большие и малые банки являются надежными, то они должны работать.

 

Как при этом будет проверяться  чистота капиталов, как банковских, так и тех, которые обслуживаются финучреждениями?

 

– Кое-кто считает, что если мы ликвидировали в структуре Национального банка мониторинговое управление, то, следовательно, отказались от решения проблемы отмывания грязных денег. Я хочу, чтобы все понимали: никто ничего не упразднял. Просто сейчас по-иному расставлены акценты. Мы не собираемся заниматься таким непонятным и аморфным направлением, как борьба с грязными деньгами и их оборотом, а создадим в НБУ подразделение противодействия коммерческим злоупотреблениям. И его задачи будут определены четко и ясно.

   Я бы объяснил подобные шаги желанием перестроить нашу работу – от количества к качеству. Мы стремимся к тому, чтобы FATF исключил нас из списков неблагополучных стран, и для этого будем налаживать взаимодействие с соответствующим общегосударственным органом. Только один пример: за прошлый год наше подразделение по борьбе с отмыванием денег передало в Госфинмониторинг более 1 млн информаций. И знаете, сколько было получено обратной информации? Отвечу – ноль. 

 

Чем вызваны кадровые измене ния в Нацбанке и его реструктуризация?

 

– Я считаю, что работать надо с надежными кадрами. И эти кадры были мною приглашены.

 

Следовательно, кадровых ротаций в Нацбанке больше не будет? 

 

 – Мы должны жить в соответствии с требованиями времени. И если завтра деятельность кого-то из нас не будет им отвечать, то снова возникнет необходимость поднимать кадровые вопросы. За два года предыдущее руководство расширило центральный аппарат более чем на 170 человек.

   Например, было 33 советника председателя банка. Некоторые структуры, если не на 100%, то в определенной степени не были связаны с непосредственной деятельностью центрального банка. И это стало одной из причин реорганизации Нацбанка и кадровых изменений. Основная же их причина, еще раз подчеркну, состоит в том, что я хочу работать с теми кадрами, которых я знаю, и профессионализм которых проверен временем.

 

Выступая в Верховной Раде, Вы  отметили, что кадровых изменений в Нацбанке не произойдет, если не будут выявлены случаи принятия конъюнктурных решений предыдущим руководством. Обнаружены ли подобные случаи?

 

– На этот счет могу сказать следующее: есть решения и действия открытые, а есть и закрытые. Так вот, когда люди ушли, я узнал об определенных закрытых действиях, чему был крайне удивлен. Принятие закрытых решений было поставлено на поток. Такого я здесь не видел за 10 лет своей работы. Когда я с этими случаями ознакомился и системно их изучил, то понял, что не стал бы тянуть два месяца, а уволил этих работников в полторы минуты.

   Было два основных направления конъюнктурных решений. 29 декабря 2004 года у нас состоялось расширенное заседание правления с участием руководителей областных управлений и всего топ-менеджмента центрального аппарата. Я указал на тенденции в работе Нацбанка, которые меня тревожили, и хотел бы уяснить видение менеджеров, а также получить ответы на свои вопросы.

 

И что выяснилось?

 

 – Во-первых, я исходил из того, что Департамент банковского надзора увлекся только надзором, хотя в законе о Национальном банке указано, что регулирование банковской деятельности и надзор – это два разных направления. Я хотел бы так организовать работу, чтобы отечественные банки были транспорентны для тех, кто пользуется их услугами. Для этого, я считаю, мы должны перестроить структуру баланса банка; указать на его хорошие и плохие стороны, ввести порядок, по которому эти балансы и финансовая отчетность должны публиковаться не реже раза в месяц, а, возможно, и три раза в месяц. Чтобы любой грамотный человек мог ознакомиться с этим балансом и сделать свой выбор. Мы хотели показать работу банков, не раскрывая их тайны, дать экономическую трактовку того, что такое негативные активы, и при каком показателе они вызывают тревогу.

   Во-вторых, меня неприятно удивило, что Нацбанк выхолостил основные принципы мгновенного рефинансирования банков. Есть 10–12 инструментов, с помощью которых НБУ регулирует денежно-кредитную политику. Но центральный банк перешел на метод рефинансирования банков через один-единственный канал – выкуп валюты на межбанковском рынке, в то время как предоставление стабилизационного кредита стало настолько сложным процессом, что и говорить не о чем. Причем странно, что решение о большом, я бы сказал, очень большом рефинансировании, принималось за три дня, а о рефинансировании на 5–7 млн грн – за 2–3 недели, а во многих случаях вопрос вообще не был решен. Я письменно изложил свою точку зрения членам правления и директорам департаментов и попросил их высказать свое мнение по оперативному решению насущных проблем. Но ответов от них не дождался. Стало ясно, что люди ничего не делали, хотя и прошло значительное время после моего ухода. Если вы считаете, что это конъюнктурный вывод, то так оно и есть. Затем, в личных беседах, я понял, что определенные ответственные лица не приняли мое видение будущего, и мы не нашли взаимопонимания. 

 

Собирается ли Нацбанк отсту пать от политики фиксированного валютного курса гривни?

 

– У нас нет фиксации курса. В 2001 году было подписано соглашение со Всемирным банком о введении Украиной плавающего курса. Таким он и остается. Дело в том, что были разработаны определенные положения о достаточности валютных резервов НБУ. Сначала эти резервы должны были составлять тройной объем импорта страны, а потом – шестикратный. Объемы нужно было наращивать, и политика Нацбанка была ориентирована, в основном, на выкуп валюты с межбанковского рынка.

 

Будет ли центробанк поддерживать низким курсом гривни наших экспортеров, от которых, как говорят специалисты, во многом зависит развитие украинской экономики?

 

– Сейчас все показатели экономики говорят только об одном: мы не имеем права стимулировать курсом наш экспорт, темпы роста объемов которого и так высоки. Но вопрос заключается даже не в этом, а в принципах стимулирования экспорта, поскольку чистый экспорт у нас составляет меньше 10% в конечном потреблении. Поэтому нельзя считать объективным утверждение о том, что с укреплением курса гривни будет падать конкурентоспособность нашей экономики. Потребность в укреплении гривни будет определяться инфляцией и внутренней способностью удержать эту инфляцию.

 

Какой, с Вашей точки зрения, будет ситуация на ресурсном рынке?

 

– Я считаю, что сейчас сильно завышена цена на деньги: как на депозиты, так и на кредиты. Есть два определяющих фактора. С одной стороны, наша банковская система несет большие расходы, а потому она старается покрыть свои затраты за счет высоких процентов по кредитам. С другой – для нее немаловажны объемы этих кредитов, в связи с чем она активно привлекает средства, платя за них также завышенную цену.

Хотя ситуация должна быть иной. Цена на деньги определяется ломбардной ставкой либо ставкой рефинансирования, которая на сегодня составляет 9%, поэтому деньги должны продаваться приблизительно по 9,25%. В таком случае кредиты были бы на уровне 14–15%, вместо нынешних 24–25% годовых. Это крайне негативно сказывается на экономике.

 

Планирует ли НБУ в связи с но выми веяниями менять свою денежную политику?

 

– Формирование нового правительства с обновленной экономической программой потребует корректировки денежно-кредитной политики в текущем году. Соответствующее решение будет принимать не только правление, но и совет НБУ.

 

Удалось ли банкам уже компенсировать потерю своих пассивов, связанных с политическим кризисом прошлого года? 

 

– Наиболее глубокое падение депозитов у нас было по состоянию на 21 декабря 2004 года – объем вкладов населения сократился на 4,3 млрд грн (с 45 до 40,7 млрд грн). Уже на 22 февраля 2005 года депозиты физических лиц составили 46,7 млрд грн. Можно считать, что кризис миновал.

 

Насколько, по Вашему мнению,  реальна высокая инфляция, которую сейчас прогнозируют некоторые экономисты в 2005 году? 

 

– Пессимистические прогнозы о сверхвысокой инфляции на конец первого квартала 2005 года, если оценить нынешнюю динамику и, в частности, показатели января, пока не оправдываются. Соответственно, при сверхликвидности банковской системы обязательные резервы под активные и пассивные операции не повысились, чтобы не увеличивать затратность банковских операций. Пока это не будет угрожать экономике, дополнительные меры по борьбе с инфляцией приниматься не будут.  

 

А вообще Нацбанк собирается менять свои требования и нормативы для коммерческих банков?

 

– Все нормативные акты Нацбанка должны быть пересмотрены и кодифицированы, исходя из сложившейся ситуации. Главное – это получение Украиной статуса страны с рыночной экономикой. Необходимо адаптировать наше законодательное поле к требованиям, которые действуют в развитых странах.

 

Беседовала Елена МЫСЕНКО

 
БАНКИ СНГ, Балтии, Грузии
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

тел.:       (044) 393-04-03
              (067) 501-01-66
              (050) 523-56-46

e-mail: bank@banksinfo.kiev.ua

Юридическая поддержка