На главнуюВыпуски журнала → Встретились однажды: банкир, крестьянин и спекулянты…

Встретились однажды: банкир, крестьянин и спекулянты…

   В отдельных звеньях маркетингового процесса перечисленные риски ложатся целиком на одного из участников рынка: кредитора, сельхозпроизводителя, посредника. Эти риски в значительной мере информационны и связаны с  разобщенностью «игроков». На преодоление этой проблемы, в конечном счете, направлены меры по вертикальной интеграции, сбору и распространению информации, а также усилия правительства по поддержке цен (по сути, передача риска  налогоплательщикам).

   Названные меры перераспределяют ценовой риск внутри маркетингового канала, но существует и механизм переноса рисков за его пределы – фьючерсный рынок. Основой его является фьючерсная цена – сегодняшняя цена на продукты, которые должны быть поставлены в будущем (примеры подобных контрактов с отложенной поставкой – подписка на журналы и плата за обучение). Представляя механизм массовых будущих поставок, фьючерсный рынок надежно регулирует ценовые риски: уровень цены, являясь итогом не одной-двух, а множества сделок, служит надежным отправным пунктом для всей отрасли. Фьючерсный контракт – это обещание поставки в будущем по заранее оговоренной цене. При этом товар не меняет владельца до «созревания» контракта – срока поставки. Это позволяет заранее установить цену, нужную продавцам и покупателям. Однако здесь большинство продавцов обещают поставку того, чего они не имеют и иметь не будут, покупателям, которые не намерены приобретать обещанное в договоре. На первый взгляд, это довольно странный рынок...

   Фьючерсными контрактами торгуют спекулянты и хеджеры. Спекулянты получают выгоду от угадывания будущей цены, – их  на фьючерсной бирже большинство, они не имеют отношения к реальному товару, работая только с цифрами. Меньшинство составляют хеджеры – обладатели реального товара, пытающиеся через фьючерсный механизм подстраховаться от возможного изменения цены. Кроме принятия поставки, закрыть контракт можно так называемой обратной сделкой – продавец приобретает контракт на покупку (покупатель – на продажу). Так, продав в июле ноябрьский фьючерс по цене 2,75 грн, получаем прибыль в 10% (без учета комиссионных брокеру и торговой палате), если позднее купим его, скажем, в сентябре, за 2,5 грн. Казалось бы, наш контрагент понес сравнимые потери, однако этот рынок анонимен, и мы торговали с разными лицами, у каждого из которых были свои мотивы... Фьючерсная цена связана с наличной ценой, поскольку отражает ожидания относительно ее уровня. Их разность называется базисом, он обусловлен издержками хранения, поэтому по мере «созревания» контракта снижается и при идеальном расчете должен «сужаться» к нулю. Другая закономерность – в том, что обе цены колеблются относительно синхронно, и рисунок их движения из года в год приблизительно повторяется.

 

Мы не даем кредиты, они не торгуют семечками

   По словам исполнительного директора Украинской аграрной биржи Марины ПРОТАСОВОЙ, фьючерсный контракт упрощает поток деловых трансакций, поскольку автоматически учитывает все интересы и взаимозачеты. Суть этого понятия по-прежнему нуждается в пропаганде: например, Закон «О налогообложении прибыли» очень обще и без привязки к бирже представил фьючерсный контракт товарным деривативом... Когда фермер гарантировал свои риски фьючерсным контрактом, под этот контракт в качестве обеспечения можно брать кредит в банке на производственные нужды, т. к. контракт уже продан и определена сумма сделки. Со временем выстраивается беспрерывная цепь финансовых обязательств и гарантий, механизм равномерного  межсезонного финансирования сельского хозяйства. Риски банка-кредитора тоже снижаются.

   Сейчас кредитование производится под залог имущества, что привычно и просто, однако... Банки, опасаясь рисков, многократно занижают (до ста раз!) стоимость залогового имущества, и непогашение кредита ведет к полному разорению должника. Каждый день сообщают о банкротстве сельхозпредприятий – судя по их количеству, отрасль уже должна бы «сойти на нет». Можно предположить причину в привычке «прикидывать на глазок» свои возможности. А ведь погасить кредиты возможно только после реализации продукции. Наконец, по-прежнему ориентируются на уровень прибыли в 20–30%: когда выгода измеряется валом, легко делать  безответственный выбор посевных культур. Кроме того,  мы даже не знаем, сколько у нас сельхозпредприятий; а по официальным данным за 2004 год отмечена платежеспособность трех процентов из них: как работать на рынке в таких условиях и где кредиторам отыскать именно эти три процента?!

 

Хедж: просто добавь мозгов!

   Для начала рассмотрим так называемый полный хедж. Владелец элеватора, несущий риск удешевления зерна за ту неделю, пока оно не перепродано на зерновой терминал, может защититься, если одновременно с закупкой зерна продаст фьючерсные контракты. Одновременно с наличной продажей зерна контракты погашаются обратной сделкой. Если наличные цены снизятся, чего он опасался, потеря при сделке за наличные составит 10 копеек за 1 тонну (все приведенные цены условны). Однако на фьючерсном рынке цены также снизятся, и противоположная сделка на нем даст прибыль в 10 коп. за 1 тонну. Как видим, сам по себе этот хедж ничего не принес, но позволил полностью компенсировать по фьючерсу убытки на наличном рынке. Это – пример совершенного хеджа, он иллюстрирует важную особенность: защита хеджера от падения цен обеспечивается за счет отказа от спекулятивных прибылей при повышении цен на рынке наличного товара. В приведенном примере речь шла о владельце элеватора, не имеющем, как правило, значительных спекулятивных возможностей и надежд, и хранящем зерно совсем недолго, поэтому и требующем от фьючерсного рынка только защиты от ценовых рисков.

   Полный хедж хорошо выражает идею хеджирования, но не характерен: большинство участников рынка ищут дополнительных прибылей. Есть еще предуборочный хедж. Сельхозпроизводитель (для удобства условимся называть его «крестьянин») применяет его между посевом и сбором урожая, желая удержать выгодную цену от реализации в период до уборки. Крестьянину должен быть известен местный базис уборки – разница между наличными ценами в регионе и фьючерсной ценой на ближайшей бирже в период жатвы. Предположим, 1 марта крестьянину надо решить, сколько сеять кукурузы. Мартовские наличные цены – слабая помощь при выборе, но рынок декабрьских фьючерсов – это уже какое-то предположение о наличной цене в декабре. В то же время, фьючерсная цена – это цена в Киеве, а крестьянин будет продавать свою продукцию на местные элеваторы. Он может вычесть ретроспективную (среднюю за прошлые годы) величину базиса из фьючерсной декабрьской цены для расчета наличной цены во время сбора урожая, которую ему предложит местный элеватор. Под эту цену крестьянину и можно подстраивать производство. Чтобы ее зафиксировать, надо действовать следующим образом.

   Ретроспективный базис в 40 коп. обеспечивает планируемую весной наличную цену 2,60 грн. Если крестьянин опасается, что наличные цены могут быть ниже, чем во время уборки урожая, он может продать декабрьские фьючерсные контракты в марте, а выкупить обратно в ноябре, продавая урожай на месте. К наличной ноябрьской цене 2,40 грн прибавится выигрыш на фьючерсном рынке, и в результате двух сделок крестьянин получит 2,60 грн; цена обнадеживала, поэтому крестьянин и зафиксировал ее на мартовском уровне. Естественно, успешность описанной операции зависит от точности предсказания базиса. 

   Типичного хеджера нет: один защищает ценность товарных запасов, другой снижает риск удорожания сырья, третий заблаговременно фиксирует цену на свою продукцию. У фьючерсного рынка разные цели: создание спекулятивной среды, механизма определения цен и возможности передачи риска – все это служит интересам реального сельхозпроизводителя. Однако хеджер находится в неразрывных симбиотических взаимоотношениях со спекулянтами, формирующими среду хеджирования и придающими ей «беспроигрышную временную динамику»: покупатель, «за счет которого» я сегодня выгодно продал фьючерс, завтра окажется в роли его выигравшего продавца... – и так до бесконечности. Спекулянты – важнейшие игроки фьючерсного рынка, – каждый из них действует в одиночку и в собственных интересах, но их масса и общая активность гасит колебания уровня цен (в т. ч. сезонные). Спекулятивная среда фьючерсной товарной биржи как бы втягивает в себя всю вертикаль рисков из канала маркетинга сельскохозяйственной продукции, поглощая и распределяя по времени существенную их часть.

   Мы постарались сжато объяснить механизм фьючерсного рынка. Вне нашего внимания, к сожалению, осталось много существенных деталей. В отрасли много проблем – от слабого информационного обеспечения, вследствие чего невозможно точно спрогнозировать базис, до традиции «кустарного» ценообразования и беспорядочной системы зернохранения. Конечно, переходить от простеньких деловых схем взаимного обыгрывания «в один ход» к сложным многоходовым комбинациям, предполагающим выгоду всех участников, – на это надо решиться. Банки могут участвовать во фьючерсном рынке в разных ролях, и распределение рисков агропромышленной отрасли – одна из самых выгодных.

 

Изложение Ярослава ВЕПРИНЯКА

Редакция журнала «Банкиръ» благодарит

за помощь в подготовке материала Украинскую аграрную биржу  

 
БАНКИ СНГ, Балтии, Грузии
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

тел.:       (044) 393-04-03
              (067) 501-01-66
              (050) 523-56-46

e-mail: bank@banksinfo.kiev.ua

Юридическая поддержка