На главнуюВыпуски журнала → Закон об обязательном размещении резервов: дилетантство и лоббизм

Закон об обязательном размещении резервов: дилетантство и лоббизм

Ибрагим Абдулович, чем угрожает страховому рынку подобное требование?

 

— Закон, о котором идет речь, так называемый проект № 3201, ничем иным, как дилетантством и неприкрытым лоббизмом, назвать нельзя. Прежде всего, многие компании и банки давно и взаимовыгодно сотрудничают друг с другом. Это аффилированный бизнес — банк страхует в компании риски, например, по невозврату кредита, а компания размещает свои резервы в данном финансовом институте. И все довольны: страховщики получают дополнительных клиентов, банки — солидные «длинные» ресурсы. Теперь эту схему пытаются искусственно сломать, заставив страховые компании размещать депозиты в этих девяти банках. Следует заметить, что подобный рейтинг получили не ведущие крупные системные банки (за исключением разве что «Аваля»), а более мелкие и, соответственно, менее устойчивые в финансовом отношении структуры. То есть, им пытаются создать преференции, увеличивая при этом риски самих страховых компаний. Одновременно «раскидать» резервы, как этого требует закон, практически невозможно — слишком узок круг для выбора достойного партнера. А не выполнишь норму закона — попадешь под карающую десницу Государственной комиссии по регулированию рынков финансовых услуг.

 

Неужели депутаты не понимали этого, голосуя за подобный закон ?

 

— Иногда трудно понять, чем вообще руководствуются высшие органы государственной власти при принятии решений. Себе я объясняю это болезнью роста: чем солиднее пост, кресло, тем более устойчив миф о высокой способности чиновника или парламентария охватить суть затрагиваемой проблемы. Классический пример: в Москве при советской власти всегда считали, что значительно лучше знают нужды Киева или Магадана, а на местах находились лишь исполнители высочайшей воли. Сейчас ситуация похожа: депутаты решили, что тонкости страхового рынка им более понятны, нежели самим страховщикам. И не советуясь, приняли решение. Причем, данный закон стал неожиданным не только для Лиги страховых организаций Украины, но и для Государственной комиссии по регулированию рынков финансовых услуг (Госфинуслуг). Фактически, как признал председатель комиссии Виктор Иванович Суслов, информацию об этом нормативном акте они получили лишь 15.01.2006, т.е. на следующий день после публикации закона в СМИ, когда документ уже вступил в силу. Так сработал пережиток командно-административной системы, главным принципом которой является максимальная консолидация власти, жесткая вертикаль подчинения: «нам сверху видно все, вы внизу выполняйте». Но такие «нестыков

ки», неумение работать в горизонтальной плоскости «власть — общественность» рискуют просто разрушить весь рынок.

Патовую ситуацию усугубляет отсутствие официально зарегистрированных национальных рейтинговых агентств: имеющиеся должны пройти переоформление (согласно этому же закону!) и получить специальные лицензии. В результате получается: крыша готова, а когда построят стены — неизвестно.

 

А насколько необходим рейтинг для рынка вообще?

 

— Рейтинги необходимы как определенный индикатор для инвесторов: он позволяет оценить степень риска при вложении средств. Но данный показатель может быть только добровольным — обязательного рейтингования нет ни в одной стране мира. Кстати, недавно приезжали американцы, так они просто не поняли, о чем идет речь. Хотя уровень развития их страхового рынка, традиции и возможности сравнивать с нашими не стоит даже в мечтах. Один из гостей даже открыто спросил: кому и зачем это нужно? Другими словами, государство откровенно культивирует правовой нигилизм. И выход из ситуации пока неясен: то, что закон отменять надо, ясно всем, но кто и когда это сделает — непонятно.

 

Скажется ли это на стоимости страховых поли-сов, и какой может быть реакция рынка ?

 

— Для роста тарифов нет предпосылок — ни экономических, ни политических, ни социальных. Реакцию рынка в полном объеме просчитать трудно, но то, что может разрушиться бизнес-партнерство «страховая компания — банк», очевидно. Соответственно, возрастут риски, и какое-то время рынок будет выжидать разрешения политической ситуации и первых экономических шагов нового правительства.

Значительно большую угрозу представляет для рынка страховых услуг дальнейшее ухудшение качества резервов. К сожалению, они и так оставляют желать много лучшего в плане диверсификации рисков. Не исключено, что компании для снижения уровня рисковости могут сознательно пойти на увеличение «дутой» части резервов, что скажется на ликвидности и финансовой устойчивости страховщиков.

 

Но ведь Госфинуслуг тщательно контролирует состояние резервов в целом ?

 

Система контроля не дает гарантии качества резервного портфеля. Дело в том, что на отчетный квартальный период за день до часа X в банке берется овернайт, а после сдачи отчета возвращается с процентами. И все! Отчет в ажуре — деньги-то были на счету, пусть и сутки всего. Проследить всю цепочку весьма непросто и наказывать не за что, потому что время нового отчета — через три месяца. А за 90 дней много воды утечет.

Еще один фокус — приобретение ценных бумаг. Покупаются для компании активы в виде акций или обязательств какого-нибудь юридического лица, вносятся в виде резервов, причем цена декларируется значительная, постоянно возрастающая. Проблема в том, что при неразвитости фондового рынка в Украине, отсутствии прозрачности и публичности котировок объявленные цены во многом субъективны, и нередко реальная стоимость таких активов не выше цены бумаги, на которой их напечатали. Причем эмитентов высоколиквидных ценных бумаг у нас можно пересчитать буквально по пальцам, и за них покупатели действительно борются. Но часть акций — просто фикция. Сразу оговорюсь, это относится не ко всем компаниям, но примеры, к сожалению, имеются.

Соответственно, проконтролировать качество таких резервов крайне сложно. Тем более, что контроль в этой сфере распределен: Госфинуслуг надзирает за страховщиками, Государственная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку — за эмитентами и торговцами ЦБ. И координации их усилий пока не наблюдается. Но это — особая тема.

 

Ибрагим Абдулович, в чем причина такой «особости»?

 

— В Украине на страховом рынке сложилась парадоксальная ситуация: один и тот же орган и готовит нормативные акты, и контролирует их выполнение — Госфинуслуг. При этом правила игры меняются достаточно часто, и нередко операторы узнают о нововведениях постфактум. Отсутствует нормальная демократическая система принятия решений: не привыкли у нас что-то согласовывать, пусть и с профессионалами, а не с чиновниками. За рубежом без привлечения заинтересованных лиц ни один акт вообще не принимается, причем особенно активно работают именно общественные организации. В Канаде, например, контроль за деятельностью страховщиков возложен на специальную общественную комиссию. Когда-нибудь и мы к этому придем, и тогда законов, подобных тому, о котором шла речь выше, уж точно принимать не будут.

 

Беседовал Дмитрий ПОДОЛИНСКИЙ

 
БАНКИ СНГ, Балтии, Грузии
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

тел.: (067) 501-01-66 (050) 523-56-46
e-mail:
bank@banksinfo.kiev.ua
Сайт :
www.DC.banksinfo.kiev.ua
Официальный сайт:
www.banksinfo.kiev.ua
Страница Facebook:
www.facebook.com/bankir.magazine
Юридическая поддержка